"Тратим меньше, получаем больше". Истории "переселенцев", ради работы сменивших город на деревню

Белорусь

29 Просмотры 0

«Аргументы в пользу переезда были убедительные — перспективы карьерного роста, жилье и, конечно, зарплата, которой в городе я не найду», — вспоминает бывший гомельчанин Александр, который не смог найти работу в облцентре и поехал за ней в деревню Ровенская Слобода. Сперва  казалось: на руках годовалый ребенок, у жены два высших образования. Ну какая деревня? Оказалось, смысл есть, да и государство поможет: рискнул — и не жалеет. Равно как и еще три наших героя — и вот вам истории их переездов со всеми плюсами и минусами.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

В стране работает Государственная программа социальной защиты и содействия занятости населения на 2016−2020 годы. Она позволяет найти работу тем, кто в ней нуждается, в любой точке Беларуси. С одним условием: точка эта — не столица или облцентры, а сельская местность.

При переселении безработных из города в деревню выплачиваются «подъемные» — девять бюджетов прожиточного минимума (1793 рубля). Кроме того, компенсируются расходы на переезд

Денежные средства предоставляются и на приобретение необходимых вещей для обустройства на новом месте жительства.

Отработать на новом месте нужно минимум год.

Как рассказывают в облисполкомах, переселенцы есть во всех регионах страны, но общее их количество, к сожалению, невелико.

«Здесь дом, а в городе что? В съемной квартире с двумя детьми жить?»

В этом году две семьи из Брестской области переехали из городов в деревни по программе переселения безработных. Екатерина Чембрович — одна из них. В январе она с двумя детьми поменяла Барановичи на агрогородок Островки Несвижского района. На переезд решилась в поисках жилья и работы. Сейчас трудится дояркой в местном хозяйстве — и ни о чем не жалеет.

Как рассказал муж Екатерины, Константин Табола, новое место жительства они выбирали сами. Остановились на Несвижском районе, так как там им предложили и работу в колхозе, и служебное жилье.

— Я в деревне вырос, родился, работал на ферме, поэтому мне трудно не было. Для меня, наоборот, деревня легче, чем город. Во-первых, это дом, а не квартира, во-вторых, хозяйство. А в городе что? В съемной квартире с двумя детьми жить? — говорит Константин.

Хозяйство предоставило домик, построенный по типовому проекту. Все удобства: газ, вода, бойлер. Правда, как рассказал Константин, проводку пришлось поменять.

— Нужно было немного приложить труда, чтобы прибраться после предыдущих жильцов, сделать сарай. Мы порядок навели, проводку поправили. Потихоньку обживаемся.

Местное ОАО «Несвижские Островки» устроило Екатерину на должность оператора машинного доения. Зарплата — 755 рублей. Константин нашел работу там же — животноводом с зарплатой 650 рублей.

— О переезде не жалеем. Дети пока в садик ходят. Он недалеко, рядом с работой. Хозяйство думаем завести.

С момента старта программы в 2016 году из Брестской области было переселено 14 семей безработных. Из них 8 — в 2016 году, 4 — в 2017 и две в 2018, рассказалаTUT.BY начальник отдела рынка труда и разработки программ занятости Елена Дацкевич.

«На руках годовалый ребенок, у жены два высших образования. Ну какая деревня?»

Когда-то Александр Кот с женой Лилией и сыном Владимиром жил себе в квартире в центре Гомеля и ни о какой деревенской жизни не помышлял. У супругов даже не было дачи. Но однажды всего один звонок очень круто изменил жизнь молодой семьи, которая неожиданно для друзей и родных переехала в деревню — и ни разу об этом не пожалела.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

С полсотни одинаковых новеньких кирпичных домиков с ярко-зелеными крышами вызывающе глядят на трассу и всем своим видом демонстрируют — рано еще хоронить белорусское село.

Ровенская Слобода — нетипичная деревня, живущая по собственным законам. К примеру, население в ней не убывает, а наоборот. Так, если в 1959 году здесь насчитывалось 640 жителей, то сегодня их уже — около тысячи. Причина такого демографического подъема — в тех самых домиках с зелеными крышами и работе, которую дает их жильцам местное хозяйство КСУП «Дзержинский-Агро».

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Пару лет назад хозяйству понадобился главный зоотехник. Заявку отправили в центр занятости. В это же время в 60 километрах от Ровенской Слободы гомельчанин Александр искал работу.

— Я к тому времени только уволился из МЧС, учился в Академии ветеринарной медицины и пытался найти что-то. Но ничего подходящего не попадалось. Решил зарегистрироваться на бирже труда. Стал на учет, недели через три звонок: «Приходите, кажется, у нас есть для вас вакансия, только придется для этого место жительства сменить».

Сперва такое предложение Александра не заинтересовало. На руках годовалый ребенок, у жены два высших образования. Ну какая деревня? Но на другом конце провода просили не горячиться: «Вы приходите, поговорим».

Сегодня Александр вспоминает: тогда из Гомеля казалось, что Ровенская Слобода — это где-то на краю земли. На самом деле, например, от Речицы деревня всего в 17 километрах.

— Показали мне дом — новый, всего два года как построили, газовое отопление, водопровод, канализация. Условия отличные. Оставалось главное — поговорить с супругой.

Признается: переживал, что коренная гомельчанка будет против такой авантюры.

— Аргументы в пользу переезда были убедительные — перспективы карьерного роста в профессии, по которой я как раз получаю диплом, и, конечно, зарплата, которой в городе я не найду, — рассказывает Александр. Сейчас он получает 950 рублей.

В мае 2016-го семья перебралась в деревню. Еще и подъемные получила.

Первый год, вспоминает Александр, выдался непростым. Планерки, селекторы, показатели, требования… А еще нужно было запомнить подчиненных, которых около сотни. В борьбе с трудностями молодого зоотехника вдохновлял пример старших товарищей.

— Когда говорят, что в сельском хозяйстве бардак и руководители не работают… Ну я не знаю таких! Наш директор приезжает за 17 км сюда к шести утра, уезжает в девять вечера, а то и позже. И так каждый день.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Непросто первое время было не только главе семейства, но и его супруге. Ведь теперь вместо огней большого города приходилось довольствоваться фонарями вдоль центральной деревенской улицы. Но Лилия рассуждает так :

— В Гомеле мы жили напротив большого супермаркета. И знаете, несмотря на суету, там ведь тоже ничего особо не менялось, кроме расположения машин на дороге, да людей на тротуарах.

— Что есть в городе, чего нет в деревне? Кинотеатр, театр, «Евроопт»? А дальше что? Ну а теперь давайте считать, сколько раз среднестатистический гомельчанин ходит в театр, кино. Два-три раза в год? Так и сейчас мы с такой же периодичностью выбираемся. А у большинства горожан вообще нет денег на это. И чем все заканчивается? Пришли с работы, ноги на диван и в лучшем случае — телевизор, — дополняет Лилию супруг.

По его подсчетам, теперь у них на жизнь уходит в два раза меньше денег, чем в городе, а зарабатывает он в два раза больше. Выгода очевидна.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Число желающих поменять городскую прописку на деревенскую в Гомельской области пока невелико: если в 2016 году из города в деревню удалось переселить 8 семей, то в прошлом — всего четыре.

«Свой „обязательный“ год по программе я уже отработал. Мог бы уволиться, но не буду»

Коренному гродненцу Александру Карпуку — 23 года. Молодой человек по профессии сварщик, но работу выбрал не по специальности и не в родном городе — уже год он водитель МАЗа в агрогородке Гудевичи. Александр — один из трех человек в области, который переехал по программе переселения безработных. О том, что поменял город на сельскую местность, не жалеет. Правда, признается, такому решению его родные и близкие были сначала не рады.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Гудевичи — небольшой агрогородок в Мостовском районе, здесь есть одноименное крупное хозяйство, где вот уже год и трудится Александр. Говорит, что работа нравится, увольняться не собирается, а наоборот, планирует в ближайшем будущем перевезти сюда семью — жену Ольгу и маленькую дочку.

В сельской местности Саша раньше никогда не жил и переезжать сюда вообще не собирался. Но, придя из армии, в городе подходящей работы не нашел. Друзья подсказали, что есть программа по переселению в сельскую местность, а в ней — свои «плюшки»: обещают жилье, гарантированное рабочее место и единовременную выплату — почти 1800 рублей. Правда, есть одно важное условие — надо отработать на новом месте год. Саша подумал и согласился.

— В городе достаточно долго искал работу. Не находилось то, что нравилось. Да и зарплата, которую предлагали, была совсем небольшой — 300−400 рублей. По специальности, сварщиком, — 400−500. Но опыта у меня совсем нет — сразу после колледжа ушел в армию, — говорит Саша.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Александр Карпук. Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Сейчас в хозяйстве горячая пора — посевная. Техника и работники — все в полях. Работают с утра и до самого вечера. Обед — тоже в поле. В хозяйстве трудится почти 400 человек. Средняя зарплата за прошлый месяц, как говорят в бухгалтерии, — 759 рублей. Механизаторы и водители получают 400−500 рублей, что по местным меркам достаточно хороший заработок.

«Хотелось бы, конечно, и побольше», — говорят механизаторы в полях, но потом добавляют: условия труда в хозяйстве все же очень хорошие. Здесь работникам стараются помочь: семейным выделяют квартиры, когда есть такая возможность, — очередь никто не отменял и в сельской местности, холостякам дают комнату в гостинице, работающих в полях кормят бесплатно. Текучка кадров если и есть, то низкая.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Основной костяк работников уже несколько лет сформирован. Конечно, люди приходят и уходят, кто-то переезжает в город. Но есть и те, кто, наоборот, приезжает к нам работать на «дефицитные» вакансии. Например, водителями, — говорит заместитель председателя ЗАО «Гудевичи» Андрей Полойко.

В Гродненском центре занятости слова представителя сельхозпредприятия подтверждают: в сельской местности сейчас нужны водители, трактористы, механики, а еще ветеринары, зоотехники и агрономы. Поскольку у нашего героя Александра водительские права уже были, ему подходила работа шофером.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Рабочий день Саши в самом разгаре: сейчас его МАЗ на погрузке муки.

— Я вот в город съездил — так там столько много народа, что голова закружилась. Подумал, что надо побыстрее возвращаться в Гудевичи. Здесь спокойнее и вообще лучше, — говорит парень.

Правда, в деревне ему все-таки не хватает каких-то развлечений: «Было бы неплохо, если бы было что-то вроде боулинга».

 — Мне, конечно, уже не до ночных клубов и баров — женат, но вот неженатой молодежи нужно, — рассуждает парень.

В Гудевичах свое кафе, клуб и магазины. С социальной инфраструктурой все тоже неплохо — есть школа и садик. И самое главное — есть рабочие места.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Менять место работы не собираюсь. Пока всем доволен, а как дальше — посмотрим. Свой «обязательный» год по программе я уже отработал. Мог бы уволиться, конечно, но не буду, — говорит Александр. В деревне мужчину приняли нормально, со временем у него появились новые знакомые. Но связь с городскими друзьями он не прерывает. Говорит, что не проблема доехать до Гродно: всего час пути — и ты на месте.

Свое свободное время Александр посвящает ремонту и благоустройству квартиры, которую ему выделило хозяйство. Скоро сюда должна приехать жена. Ольга, как и родители молодого человека, сначала была против переселения в сельскую местность. Но по прошествии года уже не жалеет о решении мужа. После декретного отпуска женщина, как и раньше, будет трудиться в Мостах врачом.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Недавно в Гродно в очередной раз провели «Неделю переселения». Сотрудники управления по труду, занятости и социальной защите Гродненского горисполкома рассказывали заинтересовавшимся о вакансиях в других городах и сельской местности. Правда, в этот раз переехать из Гродно на новое место жительства желающих не нашлось.

«Это в городе можно затеряться, а деревня случайных людей не любит — она их выталкивает»

«Я сменила не просто место жительства, а государство. Теперь объедаюсь белорусской молочкой и горьким шоколадом», — говорит 46-летняя Лариса Кучерявая, бывшая бухгалтер казахстанской школы искусств, а через 8 месяцев с момента переезда в агрогородке Новые дороги Минской области — все еще «новая кладовщица». И уезжать отсюда с мужем они не планируют: «Может, прозвучит пафосно, но ведь деревня кормит и поит страну, одевает ее. Кто-то ведь должен это делать».

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Лариса Васильевна встречает нас на рабочем месте — у весов. Через заведующую складом ОАО «Пастовичи» проходят машины с зерном, кормом для скота. Но на месте она не сидит:

— Я тут пешком хожу много. Смотрю — и ноги подкачались, и в целом крепче стала, — смеется бывшая горожанка.

Родилась она и училась в деревне в 40 км от крупного города. В городе же Лариса Кучерявая прожила большую часть взрослой жизни — в Лисаковске в Северном Казахстане. Поэтому, говорит, переезд в сельскую местность для нее — все же подвиг, хотя в детстве она и помогала матери по хозяйству.

Корни Ларисы Васильевны — в деревне Барколабово Быховского района. Там родилась ее мать, которая в молодости поехала в гости к сестре, работавшей на целине, познакомилась там с украинцем, вышла замуж и осталась в Северном Казахстане.

— Так что я не «переселенка». Я просто вернулась домой.

В Казахстане у нее была дача. А сейчас она мечтает переехать из выделенной хозяйством трехкомнатной квартиры в частный дом и завести хозяйство: корову и кур.

— Хотя я физически плохо развита. Никогда не любила спорт. Всегда говорила: где я — и где физкультура? — шутит женщина.

Лариса хотела стать врачом: с отличием окончила медицинское училище и даже поступила в мединститут в Астане, но не доучилась — наступил развал Советского Союза, стало очень тяжело с деньгами. Она устроилась на работу, в 2001 году поступила в университет и окончила его заочно. Потом работала по специальности — бухгалтером 11 лет в художественной школе. Муж тоже получил высшее образование, но работал токарем на горно-обогатительном предприятии.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

— После развала Союза мы потеряли связь с родственниками в Беларуси. Потом «нашлись». На перроне, когда я приехала и они меня встречали, мы узнали друг друга в толпе, хотя не виделись с детства. Представляете? Вот что значит родная кровь, — женщина и сейчас не перестает этому удивляться. — В 2014 году я приехала к родственникам уже с мужем, и он влюбился в Беларусь.

Лариса Васильевна говорит, что в казахстанской степи зимой температура воздуха опускается до -45°С, дует сильный ветер. В деревнях дрова не спасают — только уголь, а купить его может быть непросто. Но климат — не главная причина, по которой семья решила сменить гражданство: ни Лариса, ни ее муж не знают казахского языка, который сейчас знать обязательно — профессия требует.

— Мы всю жизнь прожили в русскоязычной среде. В семье у меня, например, говорили по-русски и по-украински. Я разумею беларускую мову. Свободно говорить на ней, может, могу не так хорошо. А по-казахски я умею считать до десяти — это мой максимум, — пожимает плечами Лариса.

Семья продала свою 2-комнатную квартиру в Лисаковске и приехала в Могилев в 2016 году. Здесь получили белорусское гражданство, зарегистрировались и какое-то время жили и работали. Но работа не устраивала, да и жилье нужно было покупать.

— А дома в Могилеве дорогие. Я-то знаю как бухгалтер, что ему красная цена — 10 тыс. долларов, и то — только из уважения к белорусам. А его продают за 100 тысяч. Хорошо живут белорусы, а все жалуются. Потому что бедности не видели. И плохих дорог, кстати, тоже, — горько усмехается женщина.

В центре занятости Ларисе предложили место в ОАО «Пастовичи» Минской области — это, считай, на границе с Могилевской. Она с мужем приехала, поговорила с директором, который все показал и рассказал.

— Тут давали жилье. И мне понравилось, что руководитель в хозяйстве — грамотный, адекватный. Поэтому мы недолго думали — согласились. Родственники, конечно, обиделись, что мы снова далеко от них уехали. Но согласитесь: 150 км — это не три тысячи. Считай, по соседству теперь живем — смеется завскладом.

Пара дней на переезд в 3-комнатную квартиру и адаптацию — и вот уже Лариса на новом рабочем месте. Не скрывает: было тяжело сменить страну, профессию, круг общения. Но о принятом решении она ничуть не жалеет.

— Если скажу, что все прекрасно и хорошо — совру. Если скажу, что все плохо — это тоже будет неправдой. Жизнь в деревне — это определенное количество плюсов и минусов, которые нужно понимать и оценивать. Это в городе можно затеряться, а деревня случайных людей не любит — она их выталкивает. Это свой маленький мир. Но городским жителям определенно стоит повернуться лицом к деревне, я считаю.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

К слову, муж, говорит Лариса, — сугубо городской человек. Он с трудом представлял, что жизнь в деревне — это круглосуточный труд, «причем не всегда благодарный и высокооплачиваемый».

— А хотелось бы, чтобы было наоборот. Бюджетники все плачут, что зарплаты маленькие. Но по сравнению с деньгами тех, кто работает на земле, они огромные! А деревенские не плачут — рабочему человеку некогда ныть. И он идет на работу в любом состоянии, потому что знает: надо. Животным не объяснишь, что устал, болеешь, хочешь спать.

Женщина считает, что молодежь зря идет на поводу у своих амбиций и стремится в города. Там, говорит, возможностей, может, и больше, но и конкуренция высокая, и цены. А в сельской местности молодым специалистам и жилье дают, и опыта можно набраться. Детей же растить нужно только в деревне, уверена Лариса Кучерявая:

— Во-первых, это приучение к труду. Мое личное мнение: напрасно все психологи стоят так уж на страже детей в том плане, чтобы ограждать их от физического труда. У меня, к сожалению, нет детей, но я беру пример, как воспитывали меня: мы все время работали. Когда человек занят, у него меньше времени на всякие глупости. Может, если бы дети были больше заняты, например, физическим трудом в деревне, статистика подростковых суицидов была бы другой. Ребенок будет видеть, как зарабатываются деньги, как растят хлеб, что молоко на полках не само появляется, и не будет уже потребителем в чистом виде. Он будет ценить труд.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Довольно низкие зарплаты Лариса Кучерявая относит к минусам переезда в сельскую местность. Но с оговоркой: если в семье работают оба взрослых и есть свой огород, всего хватает. Например, они с мужем пока живут лишь на ее зарплату, которая составляет около 330 рублей — и достаточно им.

Лариса объясняет: супругу вскоре ехать в Казахстан присматривать за 80-летней матерью — пожилая женщина никак не соглашается переехать вслед за сыном. Потом он вернется и устроится на работу — будет гораздо легче.

Среди плюсов Лариса Васильевна называет свежий воздух и натуральные продукты. А еще — отсутствие депрессии, панических атак и прочего:

— Деревня — это невероятный покой. В городе есть фоновый шум, а тут я впервые поняла, что такое абсолютная тишина. Тут нет суеты. Жизнь и так быстротечна. И только в деревне можно остановиться и посмотреть, какие причудливые облака рисует своей кисточкой Господь, какие трели выводят птицы, как журавли кружатся. Разве в городе, в этой суете, в асфальте вы это замечаете?

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии